Вузы

На что на самом деле смотреть, выбирая вуз: от «жёлтых» профсоюзов до «мусорных публикаций»

  На что на самом деле смотреть, выбирая вуз: от «жёлтых» профсоюзов до «мусорных публикаций»

https://mel.fm/vuz/7026813-na-chto-na-samom-dele-nado-smotret-vybiraya-vuz-ot-zheltykh-profsoyuzov-do-musornykh-publikatsy

На что на самом деле смотреть, выбирая вуз:                                          от «жёлтых» профсоюзов до «мусорных публикаций»

На сайте вуза одна новость лучше другой, на дне открытых дверей преподаватели дружно хвалят факультет, а ректор — новые здания в центре города и бассейн. Но реальность редко совпадает с рекламной картинкой. Рассказываем о неочевидных вещах, на которые стоит обратить внимание, выбирая, где получать высшее образование.

Независимые студенческие СМИ и группы в соцсетях
Первое, на что стоит обратить внимание, — это как рассказывают о вузе, факультете и программе сами студенты. И желательно не на дне открытых дверей, где за ними наблюдает бдительная университетская администрация и их же собственные преподаватели. Истинное отношение студентов к своей учебе можно скорее увидеть в неофициальных соцсетях. Не всегда просто отыскать те самые группы и паблики, где студенты и правда делятся своим мнением. Но сориентироваться все-таки можно — и мы вам в этом поможем.

Во-первых, существуют общеуниверситетские независимые студенческие онлайн-медиа — онлайн-журнал DOXA, который пишет о вузах по всей России, или казанский студенческий журнал «Ветер», рассказывающий об университетах и институтах Казани. На их счету множество важных материалов — например, о масштабных реформах и увольнениях в СПбГУ или о плагиате в работах сотрудников экономического факультета КФУ.

Кроме того, в вузах бывают локальные независимые студенческие группы, которые борются за позитивные изменения в своих учебных заведениях. По их публикациям можно узнать правду об основных проблемах вуза и его отдельных программ.

Например, в МГУ им. М. В. Ломоносова есть Инициативная группа МГУ, созданная еще в 2009 году и объединяющая студентов, аспирантов и выпускников разных факультетов. По словам одного из ее участников Антона Романова, группа появилась из-за «авторитарной политики администрации» МГУ. Эту политику поддерживали официальные студенческие и профсоюзные организации, которые на самом деле должны защищать права студентов и преподавателей, но выступали совсем не на их стороне. Пришлось создать отдельную независимую организацию.

Антон Романов рассказывает: "Из-за того, что Инициативная группа поднимает острые вопросы и не пытается замалчивать локальные проблемы, администрация МГУ относится к ним очень плохо. Долгое время мы были полуподпольной организацией. За некоторыми из участников ИГ велась и, наверное, ведется слежка по видеокамерам и через охранников МГУ. Но несколько раз нам удавалось найти компромиссы с администрацией — например, во время кампании по защите от закрытия диетической столовой в главном здании МГУ или при расселении фактически аварийного общежития филиала Дома студента в 2016 году».

Антон Романов считает, что при выборе вуза обязательно стоит обращать внимание на степень академических и правовых свобод и уровень самоорганизации университетского сообщества. Кроме того, он советует читать устав и внутренние акты вуза, которые определяют его атмосферу и работу.

Независимые профсоюзы ученых и преподавателей
Кажется, в чем связь между профсоюзом и качеством обучения в том или ином вузе? На самом деле она самая прямая: профсоюз дает преподавателям и ученым возможность защищать свои права, контролировать условия труда и нагрузку. А только там, где у сотрудников университета нормальные условия, они могут по-настоящему хорошо учить.

«В первую очередь, наличие независимого профсоюза - это, с моей точки зрения, показатель психического здоровья и адекватности преподавателей, — рассказывает Андроник Арутюнов, председатель профсоюзной организации „Университетская солидарность“ в МФТИ. — Если профсоюза нет, значит, преподаватели в массе своей полностью подчинены самодурству руководства своего университета. Я думаю, что абитуриенту должно быть важно, в каких условиях работают его потенциальные преподаватели. Есть ли у них время на персональную работу со студентом, имеет ли он возможность заниматься наукой».

«Профсоюз нужен именно для контроля за соблюдением трудового законодательства и для представительства коллективных интересов. Коллективные интересы [в университете] хорошо описываются триадой «зарплата, нагрузка, срок контракта». Причем в зарплатной составляющей в первую очередь важна окладная часть и справедливость (в т. ч. открытость) распределения надбавок. <…>

По поводу сроков контрактов нужно понимать вот что. Трудовой кодекс разрешает заключать трудовые договоры на срок до пяти лет либо бессрочно. Бессрочные трудовые договоры в вузах в основном извели. А срочные трудовые договоры, если они меньше четырех-пяти лет, — это то, что мы называем конкурсной гильотиной. Это постоянно висящая угроза увольнения без соответствующих гарантий. В любой момент преподаватель может «случайно» не пройти конкурс. И примеров таких масса».

   Из комментария Андроника Арутюнова, председателя профсоюзной организации                   «Университетская солидарность» в МФТИ

Одним из главных независимых профсоюзов в области высшего образования в России остается Межрегиональный профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность». Его формирование началось в 2011 году на фоне противоправных действий администрации Российского государственного гуманитарного университета в Москве. Сейчас ячейки этого профсоюза работают в девяти разных университетах Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Иваново и Ханты-Мансийска. Других независимых профсоюзов в российских вузах практически нет, считает Андроник Арутюнов.

При этом хватает профсоюзов «желтых» — так называют профсоюзные организации, которые контролирует и даже создает администрация вуза. В них часто лишь симулируют обсуждение и решение насущных проблем. Чтобы отличить независимый профсоюз от «желтого», Андроник Арутюнов советует обращать внимание в первую очередь на страницу профсоюза: «Если, зайдя на сайт, вы видите всякую лабуду про санатории, экскурсии и тому подобные увеселительно-оздоровительные мероприятия — это „желтый“ профсоюз. С распределением путевок и прочей ерунды вполне может справиться и отдел кадров. Если видите актуальные новости, рассказы об акциях и вообще о борьбе за трудовые права работников — это независимый».

Нагрузка преподавателей и размеры групп
Об этом уже было немного сказано выше, но стоит обратить особое внимание: качество образования в вузе напрямую зависит от нагрузки преподавателей.

Павел Кудюкин, сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность» и председатель первичной организации этого профсоюза в Высшей школе экономики, рассказывает, что в России предельная нагрузка преподавателя вуза определена приказом Министерства образования и науки — это 900 часов учебы в год. Само по себе это уже очень много, в несколько раз больше того, сколько часов преподают сотрудники хороших вузов в Европе и Северной Америке.

При этом, по словам Павла Кудюкина, даже эту непомерную нагрузку во многих вузах умудряются превысить. Кроме того, эта нагрузка должна включать не только контактные часы со студентами, но и проверку домашних заданий и тестов, организацию экзаменов и консультаций, руководство курсовыми и дипломами. Но во многих вузах все 900 часов забивают лекциями и семинарами, что делает жизнь преподавателей невыносимой, ведь им приходится делать все остальное в свое свободное время.

Централизованных норм, отведенных на тот или иной тип занятий, помимо лекций и семинаров, в официальных документах нет. 900 часов учебной работы требуют еще как минимум столько же времени на подготовку к занятиям, подчеркивает Кудюкин, а еще преподаватели высшей школы должны заниматься исследовательской и методической работой. В результате зачастую они работают без выходных и времени на сон. «Если преподаватель пашет как проклятый, имея по 3–4 пары в день, он не может нормально готовиться к парам, психологически выгорает и не в состоянии полноценно поддерживать свой профессиональный уровень», — комментирует ситуацию Андроник Арутюнов.

Впрочем, ситуация с нагрузкой отличается от вуза к вузу. Выяснить, как дела обстоят в конкретном заведении, сложно, но можно.

Павел Кудюкин советует обращать внимание на локальные нормативные акты, регулирующие нагрузку. Их обычно (хотя и не всегда) размещают на сайте вуза (пробуйте искать по ключевым словам). Часто локальные акты написаны таким языком, что нужно приложить немало усилий, чтобы их проанализировать, но есть и очевидные вещи. Например, если в акте написано, что на руководство курсовой работой преподавателю отводят 1,5 часа в год, то речь идет об откровенной профанации, подчеркивает Павел Кудюкин: «Либо преподаватель вынужден халтурить, либо тратить свое время в ущерб каким-то другим вещам, может быть, и собственному здоровью».

Конечно, важны и размеры групп, с которыми работают преподаватели, количество студентов в них. Об этом узнать бывает совсем сложно, в документах эти цифры часто не фиксируют. О размерах групп можно спрашивать студентов — и смотреть на масштабы набора в тот или иной год. Даже самые лучшие вузы на отдельные (часто коммерческие) факультеты набирают больше учеников, чем преподаватели могут по-настоящему выучить. В таких местах образование оказывается обезличенным, а студентам будут уделять мало внимания.


Фото: Shutterstock / StockphotoVideo

Плохим знаком при выборе вуза или факультета являются публикации в СМИ о недавних реорганизациях и сокращениях (а, по словам Павла Кудюкина, с 2021 года количество ставок в российских вузах сокращено почти вдвое). Чаще всего недавнее сокращение означает, что на программе бардак, а нагрузка на преподавателей только увеличилась — предметы сокращенных сотрудников распределяют по их коллегам, им приходится готовить новые для себя курсы. Лучше обходить стороной заведения, где подобные реорганизации проводятся регулярно (в некоторых вузах есть практика устраивать их каждые пять лет).

Плагиат и академическая нечистоплотность
Наконец, важный показатель качества вуза и уровня преподавателей, которые будут учить вас или ваших детей, — это их академическая чистоплотность. Плагиат, так называемые мусорные публикации, и в целом симуляция научной деятельности по-прежнему остаются большой проблемой российской науки и высшего образования. Но как понять, что ваши будущие преподаватели не замечены ни в чем подобном?

На помощь придет Вольное сетевое сообщество «Диссернет», создатели которого не один год раскрывают плагиат и подлоги в российских диссертациях и исследованиях (в основном концентрируясь на обмане в присвоении научных степеней). «Диссернет» был создан в 2013 году и с тех пор успел вывести на чистую воду не одного псевдоученого. На сайте «Диссернета» можно найти множество публикаций об отдельных персоналиях, а также целую «диссеропедию вузов» — картотеку учреждений с указанием, сколько сотрудников этих вузов уличены «Диссернетом» в плагиате и разных махинациях.

Кроме того, можно поискать публикации об отдельных нечистоплотных ученых и целых «фабриках плагиата» в независимых СМИ. Например, совсем недавно «Новая газета» вместе с уже упомянутым «Диссернетом» опубликовала расследование о массовых махинациях с диссертациями в Санкт-Петербургском государственном экономическом университете. Периодически такие статьи появляются и в других медиа.

Поделиться с друзьями

Оставьте комментарий